Флагман якутского кино: наша картина круче фильма о Джеймсе Бонде!

Флагман якутского кино: наша картина круче фильма о Джеймсе Бонде!

В рамках прошедших в Таллинне Дней якутского кино была показана картина режиссера Алексея Амбросьева-младшего «Заблудившиеся”, получившая в Ханты-Мансийске один из призов российского кинофестиваля «Дух огня».

В основе фильма – реальная история, случившаяся в 2002 году с двумя парнями, которые в течение двух месяцев плутали по тайге и нашлись, когда надежды найти их не было уже ни у кого. Это фильм не только о способности выжить в невероятных обстоятельствах, но и о надежде, которая, как известно, умирает последней. В Таллинне «Заблудившихся» представлял сценарист и режиссер картины, с которым мы и говорили о фильме.

– Алексей, на дворе сейчас осень. Что отличает якутскую осень от эстонской?

– Отличий, думаю, немного. Правда, сейчас у нас уже почти зима и немного холодно. Только что выпал и сразу растаял первый снег, но думаю, когда вернусь, он уже будет лежать повсюду.

– В начале вашего фильма один из героев хвастает, что побывал в Китае, Таиланде, Франции и видел такую красоту, какая Якутии и не снилась. Но ведь и Якутии есть чем удивить…

– Конечно есть, наша территория – более трех миллионов квадратных километров, у нс даже собственные пустыни есть, так что, снимая картину, мы не могли избежать искушения показать неизмеримые, необъятные пространства – все эти горы, пустыни, тайгу… А еще в нашей природе есть и удивительная энергетика. Нам всем очень повезло родиться в Якутии, жить там, снимать кино…

– Говорят, что любое творчество – всегда в какой-то мере рассказ о себе. Что в этом фильме – про вас?

– Когда Токе говорит о матери – это про мою маму, про ее жизнь, уход, мою боль, в фильме она – частица меня самого. Следующую работу я хочу полностью посвятить рассказу о ней, о том – какой она была красивой, молодой, сильной, как находила силы учиться в институте и одновременно поднимать двух детей…

– «Заблудившихся» отличает большое число натурных съемок. Снимать природу было сложно?

– Мы снимали в пяти наших улусах, и тогда это был единственный якутский фильм, съемочной группе которого приходилось отправляться на натуру так далеко. Особенно непросто было снимать в горах – туда всю аппаратуру не поднимешь. Кстати, однажды нам довелось показать «Заблудившихся» в Южной Корее, в Сеуле, где, как и в Таллинне, были представлены четыре якутских фильма. Мне понравилось замечание одной кореянки, по всей вероятности, студентки, – она сказала, что во всех наших фильмах есть мотив дороги. Это неизбежно, ответил я, уж очень большие в наших краях расстояния. Часто человек родился в деревне и уезжает учиться в Якутск, а до него надо добираться полторы-две тысячи километров…

– Алексей, вы лично могли бы представить себя, как ваши герои, заблудившимся?

– Представить можно что угодно, но про себя могу точно сказать, что если бы попал в такое положение, фильм кончился бы уже через 15 минут.

Если серьезно, наш фильм и про то, что в жизни надо быть готовым ко всему, и даже заблудиться в тайге иногда – не самое страшное. Верить, не отчаиваться, идти вперед, не паниковать – важно всегда. Когда я писал сценарий, то общался с людьми, по-настоящему заблудившимися однажды в тайге, – мне хотелось понять психологию человека, попавшего в такую ситуацию. Кто-то блуждал там три дня, кто-то неделю, и от них я узнал одну парадоксальную вещь: потерявшись, человек начинает бояться других людей, более того, избегает встреч с ними. О том же рассказывали прототипы двух наших героев – об изменениях в сознании, о боязни одичать, о том, что неловко признаваться другим в том, что заблудился.

Потом, когда все осталось позади, они сами не могли понять, чего опасались. По жизни эти сильные и мужественные парни оказались обычными людьми, добродушными и отзывчивыми, мне было трудно поверить, что они через всё это прошли. Конечно, позже судьба их развела, один работает на телевидении, другой живет где-то вдали от Якутска, но они продолжают дружить, что, конечно, неудивительно.

Мы пригласили наших героев посмотреть готовую картину, она им понравилась, они понимали, что смотрят художественное кино, а не документальное. Им было важно, чтобы люди, особенно молодые, посмотрев наш фильм, еще раз утвердились в мысли: жизнь стоит того, чтобы бороться за нее .

– Как отнесся к фильму широкий зритель?

– После одного показа ко мне подошел незнакомый старик, было видно, что ходить ему трудно. Пожав руку, сказал, что специально прилетел из Чохурдака, есть у нас такое далекое место, чтобы посмотреть картину, потому что там кинотеатра нет. Это было по-настоящему трогательно. По совпадению в прокат фильм вышел одновременно с очередным фильмом про Джеймса Бонда, но наш якутский зритель выбрал «Заблудившихся», а Джеймс Бонд в прокате провалился.

– Фильму полтора года, он прокатывается, участвует в фестивалях, получает призы. Теперь, когда первые впечатления остались в прошлом, что из процесса съемок остается у вас в памяти?

– Для меня сам съемочный процесс всегда в кайф, я хожу в обнимку с радостью, и как бы сложен и труден ни был сам процесс, мне всегда легко. Но приходит время постпродакшна, время ожиданий, расставания с какими-то сценами… После чернового монтажа наш фильм оказался длиннее, чем требуется, и надо было прислушаться к здравому смыслу, к прокатчикам и кинотеатрам. Но, слава богу, я не из тех, кто настаивает: это надо оставить, потому, что я так хочу…

Автор: Николай Хрусталев

Источник

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *