Сардана Саввина: Якутское кино будет в мировом тренде

Сардана Саввина: Якутское кино будет в мировом тренде

В конце октября в южнокорейском Пусане прошел крупнейший международный кинофестиваль Азии, где внимание было сфокусировано на Якутии. Показали всю историю становления якутского кино, начиная с классики – «Мааппа» (1986), «Сайылык» (1992), заканчивая картиной «Его дочь» (2016) Татьяны Эверстовой, которая недавно прокатилась по большим экранам Якутии.

Всего показали 12 фильмов: 7 полнометражных и 5 короткометражных – «Сайылык», «Кэскил 2: матч-реванш», «Тыал баарын тухары», «Дьикти саас», «Күрүөйэх», «24 снега», «Его дочь», «Мааппа», «Төлөрүйүү», «Балыксыт», «Мас ат», «Биттэнии». В рамках спецпоказа состоялась презентация первой книги о якутском кино на английском и корейском языках. Также прошла открытая дискуссия «Special Talk — Sakha Cinema: World of Magical Nature and Myth» после международной премьеры фильма «Его дочь».

Свои фильмы представили режиссеры Алексей Романов («Мааппа»), Семен Ермолаев («Сайылык»), Степан Бурнашев («Күрүөйэх) и Татьяна Эверстова («Его дочь»).
Напомним, что о якутском кино в Пусане впервые услышали в прошлом году – режиссер Дмитрий Давыдов представил дебютную картину «Костер на ветру».
После этого руководство Пусанского кинофестиваля решило показать якутское кино отдельной программой. Идейным вдохновителем и организатором проекта стала Сардана Саввина, которая была продюсером нашумевшего фильма и вывела якутское кино на новый уровень. Именно с ней журналисты News.Ykt.Ru решили поговорить о том, в каком направлении нужно двигаться якутскому кино, какое будущее его ждет и понравились ли якутские фильмы искушенному зрителю Южной Кореи.

Сардана Саввина, продюсер:

– Пусан нам нужен был для того, чтобы мы основательно заявили о себе, о существовании якутского кино в контексте мирового кино. Я могу с уверенностью сказать, что на карте мирового кино появилось такое явление как якутское кино. Этот фестиваль один из крупнейших, где собираются продюсеры, режиссеры, байеры со всей Азии. А мы знаем, что Азия бурно развивается во всех направлениях. На мой взгляд, то, что мы нацелились на Азию, – верное решение. Каждый якутский режиссер мечтает выйти из региона. Единственный выход найти возможности проката это именно в Азии.

Насколько понятно якутское кино южнокорейскому зрителю?

– Второй год езжу в Пусан и для себя сделала вывод – наши фильмы интересны и понятны. Азиатский зритель воспринимает якутское кино очень близко. Находит все символы, которые вроде на первый взгляд не заметны. Я была очень удивлена. К примеру, в фильме «Сайылык» прослеживается связь ухода человека в мир иной. После фильма мы бурно дискутировали на эту тему, зрители увидели в этом что-то очень близкое к их традициям. Во всех короткометражках всплывает понятие «эмэгэт» (деревянный или берестяной идол-оберег), которое их тоже очень сильно заинтересовало. Корейский зритель очень вдумчивый, умный, задает правильные вопросы. Мы и должны стремиться к тому, чтобы наше кино было понятно не только для нас, но и для жителей любой точки мира.

Какой фильм больше всего понравился корейскому зрителю?

– Каждый фильм оставил какой-то отпечаток. Особенно понравились короткометражки, «Сайылык», «Его дочь», фильм-притча Потапова «Тыал баарын тухары». Криминальную драму «Күрүөйэх» Степана Бурнашева, «24 снега» Михаила Барынина смотрели прямо с упоением, там очень красивые зимние пейзажи, скачки на лошадях.

Якутское кино конкурентоспособно в Азии?

– Да, с фестивальным кино оно может конкурировать. Есть у нас яркие примеры в плане фестивального движения. В плане проката есть возможность выйти, но должна вестись целенаправленная работа. Во-первых, мы должны понять, что нам нужно снимать, какой должен быть бюджет, чтобы фильм имел успех. Возможно, мы технически не готовы до конца, не секрет, что у нас очень мало специалистов в технических областях, к примеру, звуком занимается только один человек. Инженеров монтажа, сценаристов нет, режиссеры по большей части все любители. Я, как человек, который занимается продвижением, верю, что через один-два года будет какая-то история, мы снимем хорошее, стоящее кино для проката в Азии. Всегда надо мечтать. Ведь недавно мы и не могли вообразить, что такое возможно, чтобы на фестивале класса «А» показали сразу 12 якутских фильмов.

Ты два года участвуешь на этом фестивале и уже понимаешь, какие фильмы могут конкурировать на мировом уровне. Что в тренде?

– Якутия изолирована, мы не следим за трендами, это наш плюс и минус одновременно. Кино – отражение действительности, глобальных проблем, которые сейчас человечество переживает. Года два назад была очень актуальна тема мигрантов, в Берлине выигрывали фильмы на эту тему. В прошлом году на том же Берлинале заметила, что стали уделять больше внимания теме отношения человека с природой. Как раз таки этот топик у нас был бы очень актуальным. Мы люди, еще не отошедшие от природы. Климатические изменения, Арктика… Живя здесь, почему-то не обращаемся к этим темам, снимаем совсем другое. Мы пытаемся копировать то, что снято ранее, это не совсем верно. Надо искать сугубо свои истории, но при этом они должны иметь универсальный характер. И надо следить за трендами, тем, что происходит в мире.

Кто из якутских режиссеров может иметь там успех?

– Потенциал есть у всех. Дима Давыдов может. У Кости Данилова есть потенциал. Сергей Потапов, Эдуард Новиков. Надеюсь на Владимира Мункуева, он только первый фильм снял. Из старшего поколения мне очень нравится творчество Вячеслава Семенова, автора фильмов «Лыах», «Балыксыт». Но он в последнее время не снимает ничего большого, игрового. Гена Багынанов талантливейший, не успел раскрыться. Я хочу, чтобы появились новые имена. И хотелось бы, чтобы появилось женское имя, женщин режиссеров у нас почти нет, только Татьяна Эверстова и Любовь Борисова, кстати у Любы большой потенциал. А ведь женское кино имеет совсем другой почерк. В прошлом году в Берлине победили женщины-режиссеры. Самое главное в фильме эта история, она должна быть рассказана четко, быть внятной и понятной, но в то же время со своим авторским видением. А Якутия сама по себе кладезь историй. И вообще нужно отходить от ресурсной ментальности. Мы все время сидим и ждем, что нам кто-то что-то должен, надо самим производить, нужно поддерживать человеческий потенциал. Сейчас границ нет.

Следующий шаг тогда какой?

– Интерес к якутскому кино появился даже на таких крупных площадках, как Берлин и Пусан. Это для нас не потолок, мы должны удержаться на этой волне, еще год-два мы должны заниматься продвижением. Надо попытаться попасть также на другие кинофестивали класса «А». Канны, Венеция, Локарно, Сандэнс. Почему нет? И я надеюсь, что когда-то появится такой режиссер, который завоюет на таких фестивалях главный приз. Пока есть волна интереса, мы должны работать усиленно, усердно. Труд, труд и только труд приводит к каким-то результатам. Нельзя потчевать на лаврах. У кино должна быть своя политика, концепция.

Я думаю, что в будущем якутское кино будет в тренде. Все возможно. Надеюсь на копродукцию, у нас был уже такой опыт – совместный проект Болгарии, Франции, Германии и Якутии, фильм болгарского режиссера Милко Лазарова «Нанук» о жизни двух пожилых инуитов. Скоро он выходит в прокат, он точно будет на крупных кинофестивалях как Берлин, Канны. Я прям чувствую, что скоро многие захотят сюда приехать, снимать. Это только начало.

Над какими фильмами сейчас работаешь, что продвигаешь?

– Мы с командой и режиссером Дмитрием Давыдовым сняли короткий метр под рабочим названием «Река», сейчас находится на стадии пострадакшена. Камерная история взаимоотношений между братьями. В планах есть полный метр, есть готовый сценарий. И параллельно буду работать по продвижению. В следующем году будет фокус на одном из канадских фестивалей.

Хотелось бы поблагодарить всех кто поддержал проект. Свою команду и спонсоров.

 

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *