«Божий ребёнок, дочь народа» рецензия на фильм Татьяны Эверстовой «Его дочь». 

«Божий ребёнок, дочь народа» рецензия на фильм Татьяны Эверстовой «Его дочь». 

Хочу поздравить всех тех, кто долгие годы надеялся на появление новых произведений отечественного искусства кино и трудился для этой цели. Двадцать восьмого октября по телеканалу «Культура» наконец-то прошёл показ скромного, но совершенного кинопроизведения — фильма «Его дочь» якутского режиссёра Татьяны Эверстовой.

Конечно, за последние тридцать лет попытки создания лент высокого искусства были и раньше, но они не были завершены по разным причинам. Так, допустим, почти состоявшийся фильм «Жизнь людей» Ивана Бирюкова на близком к этой якутской картине материале Колымы: обустройство выпущенных при Хрущеве из лагерей крестьян, оседание в местных поселках, пронзительная история жизни их семей, детей, — была арестована, изъята министерством культуры через арбитраж. Смехотворный предлог – сценарист, режиссёр и продюсер Иван Бирюков не нашел к выделенным маленьким бюджетным средствам дополнительного спонсора. А картина была в принципе готова, оставались озвучание, перезапись и оплата гонорара композитору. И эта картина складывалась только благодаря трудам и договорённостям с областной администрацией автора!

Картине «Его дочь» исключительно повезло – она не получила бюджетного финансирования. Иначе бы мы никогда её не увидели! И снималась она стараниями сценариста-режиссёра-сопродюсера Татьяны Эверстовой и её друзей, в числе которых оказались и французские кинематографисты. Эта лента в прошлом году получила в Выборге на фестивале «Окно в Европу» Гран-при и специальный приз «За чистоту и глубину авторского высказывания». И вот, наконец, картину смог увидеть широкий зритель!

Так, в чём же чистота и глубина авторского высказывания? Почему я выше написал – совершенное кинопроизведение? Всё очень просто: в этом скромном по антуражу фильме нет ничего излишнего и нестилевого. Ничего!.. Повествование ведется автором, как воспоминание о детстве, его содержательнейших и трудновыразимых внешним действием моментов постижения маленьким человеком мира и людей. И мы видим и мир, и людей глазами девочки – очищенными памятью-любовью.
Картина решена в стиле «наив», редкостном в кино и таком трудном, где любая неточная мелочь моментально выпадает из общего ряда и вызывает недоверие ко всей работе. Сознательно подходил автор к этому решению или неосознанно – я не знаю. Но именно так это и должно было быть решено исходя из замысла и художнической гармонической расположенности. По стилистке она близка к знаменитейшему японскому фильму «Голый остров». И по содержанию — взамоперекличка: они оба повествуют о разных гранях жизни и становления человека земли-крестьянина и его семьи в гармонии с миром. Отсюда рождается эпичность звучания, отсюда – особенность взгляда на всё мироздание и его установленный Божий порядок.

Ещё этот фильм остро напомнил мне мультипликацию Юрия Норштейна, его «Ежика в тумане». Там тоже – открытие и постижение детскими мыслями и чувствованием всего нас окружающего. Всё происходит у нас впервые! Впервые мы любуемся с ребенком красотой цветов, красотой бабочек, удивляемся полету птиц, пугаемся таинственной жизни леса. Впервые хороним в черной земле разбитые яички-неродившихся птенцов. Особое достижение киноповествования – девочка и нас, изрядно поживших, заставляет тоже переживать всё это как впервые!

Конечно же, ребенок открывает этот мир не сам по себе, а через взрослых и их жизнь. И мы видим в этом отношении к жизни и друг к другу удивительную гармонию, незапятнанную ничем. Так и должен, наверное, вырастать человек – с переживаниями, но без надрыва, разрывов. И даже смерть человека воспринимается тогда органично, как важнейшая данность! Как ты прожил свою жизнь?..

Только один разрыв идёт по стопам жизни девочки, в котором она не виновата – приехавшая на похороны брата к своим родителям, бабушке и дедушке маленькой героини фильма, её мать напоминает, что у ребёнка нет отца. На что дочка отвечает: «У меня есть отец. Он помогает мне»… И ведь это не фантазии маленькой девочки – Божественное мироздание, которое постигает человек, Божественный строй и трепетное дыхание Бога в картинах мира, заботах о ней старших становятся Отцом для маленькой дочери народа.

Это переживание-чувствование рождается у зрителя благодаря замечательно слаженной работе оператора-постановщика, француза Веслея Мрозински с группой художника Петра Бояркина. Изобразительное решение мягкое, глубокое и в то же время дано в достаточно открытых цветах. Оно очищено от всего наносного, случайного, грязного именно взглядом-памятью ребенка. И с любовью передано нам. Зритель, созерцая, сам становится и чище, и проще, что углубляет душу.
И ещё одно несомненное достоинство есть у этой картины, хотя автор и не ставил его перед собой ни в коем случае. На её фоне – а произведение искусства случается там, где его не ждут! – вдвойне жалко выглядят поделки (часто претенциозные) завсегдатаев столичных кинотусовок, их опусы, защищенные чинами, должностями и званиями и перекормленные бюджетными и околобюджетными средствами, уходящими на «распил». 

Автор: Андрей Можаев

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *