Сценарий жизни Алексея Амбросьева

Сценарий жизни Алексея Амбросьева

Снимают ли якутские режиссеры попкорновые фильмы

Он снимает популярное кино, но избавился от телевизора дома, обожает мультик про Колобка, а пишет сценарии фильмов-апокалипсисов, работает в Театре юного зрителя и ставит душераздирающие моноспектакли для зрелого зрителя.

Якутский режиссер театра и кино, сценарист, иногда журналист, Алексей Амбросьев, представляясь, обязательно добавляет: «Младший». Так и подписывается под своими работами: Мл. «Чтобы не путали с отцом», – объясняет Алексей.

НЕУДАВШИЙСЯ ВЕРТОЛЁТЧИК

– Когда обзаведешься более звучным псевдонимом? 
– Не знаю (улыбается). Пока приставка «Младший» устраивает. А псевдонимы, считаю, они для матерых.
– У двух талантливых журналистов, наверное, обязательно должен был родиться творческий человек. Долго метался, пока выбирал профессию? 
– Моя мама Анастасия Амбросьева была известным в республике радиожурналистом. В детстве она часто брала меня на различные театральные премьеры, концерты, привила во мне любовь к искусству.
Мама много работала с профессиональными театрами, ездила с ними по городам России. У нас дома часто бывали режиссеры, творческая интеллигенция Якутии. Когда я был ребенком, частым гостем в нашем доме был Юрий Алексеевич Макаров, он трепал меня по щеке и громко смеялся. Тогда я еще не подозревал, что пойду по его стопам. Так что никуда я от этого театрального духа не мог деться.
Но после школы я поступил в Омское летное училище. Отчим работал в «Полярных авиалиниях», сам окончил это училище. В общем, на семейном совете было решено сделать из меня вертолетчика. А через пару месяцев я бросил учебу. Просто понял, что не могу делать то, чего не хочу.
Потом учился в Китае на переводчика. Было очень интересно, но меня хватило всего на год. И опять внутренний голос подсказал, что это не мое будущее.
В 2005 году мама сказала, что в АГИиК набирают актеров. На мое: «Какой из меня актер?» она выдвинула железный аргумент: «Там не только актеры». Пришел в приемную комиссию и сдал документы туда, где короче список требований для абитуриентов. Это была режиссура.
– У кого учился? 
– В мастерской Андрея Борисова. Нас было семеро. На втором курсе как-то Саввич сказал, что учебу, видимо, завершит только один. Его слова оказались пророческими – с дипломом оттуда вышел один я.
Однажды мастер спросил меня: «Алексей, что такое режиссура?» На что я быстро ответил: «Режиссер – это дирижер зрительских чувств!» А Андрей Саввич зажмурился, покачал головой и говорит: «Не-ет, это слишком красиво. Режиссура – это работа».
Действительно, это большая работа. Но это еще и чувство большого Я. Без этого ты не можешь совладать с большим количеством людей на площадке, тем более актерами, у каждого из которых эго будь здоров. Если прислушиваться к мнению каждого, то кино не будет.
– Помимо режиссуры, ты и сценарное дело неплохо освоил. 
– Пары по сценаристике у нас вела Валентина Александровна Чусовская. Она научила нас внятному отношению к тексту, специальным приемам, тогда я осознал, что текст можно облечь в кино. Мне нравилось творить историю.
На втором курсе ко мне подошел Рома Дорофеев, он учился на актера, и предложил снять новогодний фильм. Как раз тогда «Детсат» только появился. Я согласился и до следующего утра написал первые 25 страниц сценария. Оценка была: круто! В итоге вышел фильм «Кыhын тымныы эрээри дьоллоох дьонно сылаас» («Зима греет счастливых»). Это был мой первый киносценарий.
Работа со вторым сценарием – фильма-постапокалипсиса «Бутэhик кун» («Последний день») Степана Бурнашева шла удаленно, поскольку я был режиссером в Нюрбинском драмтеатре.
После Мирнинского театра перебивался случайными заработками: грузчиком, писал журналистские тексты, позвонил Юрий Макаров (директор Нюрбинского драмтеатра) и сказал: «Возвращайся на родину!»

КОЛОБОК ДЛЯ СЫНА

– Твое детство прошло в Нюрбе?
– Да, я до третьего класса жил у бабушки по материнской линии Марии Прокопьевны Семеновой, учился в первой школе.
Мама с отцом были студентами, потом молодыми специалистами, у них не было возможности воспитывать нас с братом. Да тогда это и не было чем-то из ряда вон выходящим. Так поступали многие.
Помню, как однажды приехал в город в гости к родителям, шел за руку с мамой, и все время в голове вертелось: «Я должен себя очень хорошо вести, потому что я иду с мамой!» Сейчас я понимаю, что это неправильно, так не должно быть. Это неестественно, когда ребенок думает о том, что он рядом с матерью только потому, что хорошо себя ведет.
Мы с Юлией (супруга Алексея – прим. авт.) стараемся не повторять ошибок моих родителей. Наш сын Саша всегда рядом.
Когда пришло время уезжать в город, я не хотел этого. Ведь здесь все мои друзья, моя любимая бабушка. Но пришлось. В Якутске пошел в школу №26 и был в амплуа плохого деревенского мальчика. Я дрался со всеми. Отчаянно! У меня был даже собственный промоутер, который предлагал кандидатуры на следующую драку.
– Как обычно идет работа над сценарием? 
– Для меня в кайф сам процесс подготовки работы над сценарием. Больше времени уходит на исследование, изучение материала, разработку структуры. Меняю распорядок дня: ложусь рано и встаю в три, четыре утра. Сижу в интернете, встречаюсь с людьми, хожу в музеи, читаю все, что попадется по тематике. Но при этом имея определенный план. Потом откладываю в подсознание, чтобы это все созрело.

Был в амплуа плохого деревенского мальчика. Я дрался со всеми. У меня был даже собственный промоутер, который предлагал кандидатуры на следующую драку.

И когда настал тот день, открываю ноутбук, выхожу в интернет. И пишу то, что вижу. У меня перед глазами большой кинотеатр, успевай только записывать. Останавливаюсь, оставляю запал на следующее утро. Все это доставляет мне удовольствие.
Главное, чтобы это понравилось всем. А главный мой редактор – жена. Но оценщик моего труда – всегда я сам.
– У тебя в фильмографии из четырех два фильма посвящены детям – «Волшебные звуки» и «Пятнадцать дней». А какие фильмы ты будешь смотреть с сыном? 
– Сложно сказать. Думаю, подрастет и будет выбирать по своему вкусу. Пока он еще маленький, ему всего четыре года, и он, конечно, предпочитает мультики. Правда, в последний раз ходили на «Тачки», через минут 15 уже захотел домой.
Кстати, дома у нас телевизора нет. Он как-то сломался, а мы не стали ремонтировать. Зачем, если есть ноутбук с выходом в интернет? Да и ребенку от телевизора пользы никакой. Но у него все же есть любимый мультик «Колобок». Шикарный анимационный фильм Эдуарда Назарова, автора «Жил-был пес», «Винни Пуха».
– Хватает времени на домочадцев?
– Когда нет съемок, постановок, я весь в их распоряжении. Сейчас вот жена вышла на работу, я сижу с Сашей. Очень нравится с ним гулять, возиться, играть, что-то рассказывать.
– Скажи еще, что сам готовишь ужин…
– Конечно! Любимое блюдо – медовый торт. Он у меня очень вкусно получается. Плов, супы – это повседневное. А еще я люблю импровизировать на кухне. Мама могла из ничего сотворить вкуснющее блюдо. Я перенял у нее это умение.

ПОПКОРН СО СПЕЦИЯМИ

– Алексей, в начале сентября стартует V-й Якутский международный кинофестиваль. Участвуешь? 
– Нынче нет. В прошлом году мы с фильмом «Заблудившиеся» («Муммуттар») получили, пожалуй, самый ценный приз фестиваля – приз зрительских симпатий. В этом году решили взять тайм-аут. Но на сам фестиваль, конечно, пойду обязательно. Ведь это единственное большое событие, где мы все встречаемся. В прошлом году зрителей было очень много, надеюсь, да что там, уверен, что и в этом люди массово пойдут смотреть отличное кино, которое не увидишь в обычном попкорновом репертуаре.
– Хочешь сказать, якутские режиссеры не снимают попкорновые фильмы? 
– Почему нет? Нельзя говорить, что массовый успех заранее означает, что фильм плохой. Мне лично нравятся фильмы на стыке. К ним я отношу и наш «Муммуттар».
– Попкорн со специями.
– Можно и так выразиться. В прошлом году на форуме национальной кинематографии Рустам Ибрагимбеков, режиссер, сценарист, написавший немало сценариев для Никиты Михалкова, сказал, что уникальность якутского кино в том, что мы умеем держать баланс массового и авторского кино.
– Думаешь, в этом и есть феномен якутского кино? 
– Якутское кино очень близко своему зрителю. По сути, мы снимаем по его заказу. Но такого кинобума, который был в начале нулевых, на внутреннем рынке уже нет. Что тому причиной, я пока не могу сформулировать. Может, зритель стал более привередлив и ждет от нас мирового уровня.
Деньги для проектов стало находить труднее, но это дает возможность делать уникальные проекты. К примеру, сейчас совместно с СВФУ, «Детсат» и «Сахафильмом» снимаем фильм «Моя чокнутая сестренка». Это первая романтическая комедия в Якутии. В сентябре приступаем к монтажу, на экраны выйдет весной 2018 года. Это кино о любви, о том, что у каждого возникает главный выбор между любовью и своей мечтой.

«Пришел в приемную комиссию и сдал документы туда, где короче список требований для абитуриентов. Это была режиссура.»

В жанровом кино очень важно понимать, для кого ты работаешь. Думаю, история понравится молодежи и всем остальным.
– Деньги – главная проблема в развитии якутского кино сегодня? 
– Нет. Главная проблема – это кадры. Мало узкоспециализированных специалистов, например, звуковики, художники по свету. Найти деньги на фильм проще, чем профессионального осветителя.
Также проблемы с хорошими идеями для будущего фильма. Ведь чтобы привлечь зрителя в зал, мало громких имен, зрителя нужно заинтересовать сюжетом.

– Насколько ты, как режиссер, как сценарист, откровенен в своих фильмах?
– Убежден, что если ты что-то делаешь, обязательно должно быть что-то живое и личное, то, что тебя цепляет, трогает и ранит. Режиссер должен быть максимально открытым.
В «Муммуттар» главный герой потерял свою маму, и его монолог – это мои слова о моей маме, которая ушла от нас в 2009 году.
И моноспектакль «Отец», премьера которого состоялась в декабре прошлого года на сцене Театра юного зрителя, был посвящен моей матери. Я через этот спектакль сам хочу понять, в какой момент я её потерял. Возможно, это мечта о настоящем отце, которого у меня не было в детстве. Это сейчас мы хорошие друзья, общаемся, видимся.
– Можешь выделить какие-то свои работы? Вот это хорошая, это не очень удачная. 
– В кино нельзя быть все время на одном уровне, все время находишься в аритмии. И я не из тех, кто отрекается от своих работ. У каждого человека есть моменты, когда он работал вдохновенно или нет. Так что выделить что-то не могу.
– Какие планы? Над чем работаешь сейчас?
– В День города должен выйти киноальманах «Якутск», который соединяет в себе четыре короткометражных фильма. Мой длится 18 минут. В главных ролях водитель, которого играет Федот Львов, заслуженный артист, и француз Филипп Кассетари, преподаватель СВФУ. Над остальными тремя работают режиссеры Сергей Потапов, Роман Дорофеев, Михаил Лукачевский.
Осенью в ТЮЗе к открытию юбилейного 25-го сезона буду ставить спектакль «Чуораанчык».
А глобальные планы… Хочу войти в историю мирового кино. Хочу снять хорошее кино, которое затронет сердца людей и поменяет мир к лучшему. Все впереди!

Автор: Ирина Мартынова

Источник

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *